Андрей Зубарев

Психолог-консультант психоаналитической ориентации. Санкт-Петербург

Тел.: +7 (981) 737-72-73

Счастье не может быть целью

Секрет Счастья, Утро Петербурга. Выпуск от 16 марта 2015 No5 (1035)Попытки понять, что же такое счастье, в чем оно заключается и как его достичь, стары как мир. И, несмотря на слова классика о том, что, мол, все счастливые семьи счастливы одинаково, в чем именно заключается эта самая одинаковость остается загадкой.

Удовлетворенность потребностей

Самый простой, сам собой напрашивающийся способ определить, что такое счастье – через удовлетворенность тех или иных потребностей. Следуя этой логики, мы можем представить формулу: счастье равно, а далее дробь, в числители которой – наличные ресурсы, а в знаменателе – степень потребностей. Соответственно этой формуле мы тем более счастливы, чем больше мы и имеем и чем меньше хотим. Так что, для повышения уровня счастья есть два пути: первый – все больше и больше приобретать, а второй – все меньше и меньше хотеть.

Разумеется, попытки вывести формулу счастья (как и формулу любви, смысла жизни и тому подобных вещей) изначально обречены на неудачу. Однако эти две тенденции будут определять до некоторой степени те культурно-социальные контексты, в которых человек будет пытаться определить, счастлив ли он. Так в западной культуре имплицитно заложен тезис о связи накопления (в первую очередь материальных ценностей) и «счастливости» жизни.

В восточной традиции (той ее частью, которая тесно связанна с буддизмом) точкой, к которой стремится человек посредством медитации, самосозерцания является скорее отказ от желаний, позволяющий наполниться безмятежностью и умиротворением.

Но, повторюсь: это всего лишь социально-культурные ориентиры, которые при попутке впихнуть в них конкретного человека начинают трещать по швам.

Для того, чтобы понять всю несостоятельность «потребностно-удовлетворительного» подхода к счастью давайте представим себе, что у вас есть возможность прожить жизнь, в которой все ваши потребности будут удовлетворены, но вы будете, скажем, собакой. Вас будут кормить и поить, чесать и ласкать, играть и заботиться о вашем досуге и развлечениях, будут обеспечивать все мыслимые и немыслимые желания и потребности, обеспечивать лучшим сексом и т.д., но… полагаю, большинство читателей ответят отказом на такое предложение, каким бы привлекательным и заманчивым оно ни казалось с точки зрения вышеупомянутой формулы счастья.

Кроме того, такой взгляд лишает всякой надежды быть счастливым человека лишенного тех или иных благ, живущего в нужде.

Психофизиология

Еще одна достойная внимания попытка разобраться с тем, что такое счастье – физиологическая.

Открытия в области психофизиологии позволяют проследить связь между эмоциональным состоянием и уровнем ряда нейротрансмиттеров (серотонина, допамина, эндорфинов) в некоторых отделах головного мозга. Эти открытия послужили толчком к разработке и использованию в медицине важнейших препаратов, позволяющих лечить такое серьезное расстройство как депрессия – антидепрессантов. Часть из них обладает седативным (успокоительным) эффектом, часть – наоборот, стимулирующим. Регулируя уровень того или иного вещества в межсинаптическом пространстве с помощью препаратов врачи научились регулировать субъективный уровень «счастливости».

Однако, психофизиологическая концепция так же оставляет вопрос формулы счастья открытым. Можем ли мы назвать человека, который ввел себе дозу наркотического вещества, повысив уровень морфинов в разы и испытывающего неземное блаженство счастливым? Конечно, нет.

Схожими с наркотиками эффектами, но менее выраженными обладают некоторые продукты. Но можем ли сделать себя счастливыми, поедая бананы, шоколад, сыры или что-то еще? Тоже, вряд ли…

Быть творцом собственной жизни

Психофизиологическая и потребностная концепции счастья терпят фиаско, когда на прием ко мне приходит человек, у которого есть все для того, чтобы быть счастливым: хороший/высокий достаток, крепкая и дружная семья, любимая работа, друзья, да и с уровнем серотонина и прочими показателями физического и психического здоровья тоже все в порядке. Все есть, а счастья нет. Только что вернулся из отпуска, есть планы и перспективы на работе, дети, муж/жена – все как положено, но почему-то не покидает смутное ощущение, что что-то не так…

Представьте себе, что в любой момент вашей жизни, сегодня, например, или 10-20 лет назад, если угодно, у вас появляется удивительная возможность – написать план своей жизни таким, каким захотите. В этом плане можно будет прописать все: достаток, хорошие отношения, встречи и впечатления, путешествия, образования, успехи и все, что вы захотите. И все это в точности исполнится. Хотели бы вы воспользоваться такой возможностью? Кто-то согласится, но я знаю много людей, которых такая перспектива приводит в ужас, перспектива жизни, в которой все (пусть и очень желанные) события предопределены заранее, и все что остается – только реализовать этот чудесный план. Такой вариант жизни убивает саму жизнь, лишая нас возможности творить и выбирать, выбирать не раз и навсегда, а делать этот выбор каждый день, сохраняя за собой возможность что-то изменить и передумать.

Тщетность такой жизни, какой бы хорошей она ни была, желание выбраться из плена судьбы, предопределенности будущего прослеживаются в литературе и искусстве, начиная со времен трагедий античности (которые так часто начинаются с предсказания оракула) через Шекспира к современным произведениям (см., например, «Понедельник начинается в субботу» Стругацких или фильм «Матрица»).

Ужас и опустошающая, выхолащивающая сила такого написанного заранее плана только усиливается, если он написан кем-то другим, например, родителями, как это часто бывает.

В погоне за счастьем

«Какие меры можно оперативно предпринять, если чувствуешь себя несчастным? Какие способы сделать себя счастливее Вы бы порекомендовали?» - на такие вопросы иногда просят ответить журналисты, в том или ином варианте эти вопросы звучат порой и от пациентов. Но сам по себе такого рода вопрос делает нас еще дальше от цели.

Пожалуй, еще можно говорить о том, какие есть способы развеселиться, или доставить себе удовольствие. Тут вроде все в порядке – хочешь в кино сходи, хочешь семечек поешь, – но так чтобы «съел и счастлив» тут уж, боюсь, нет рецепта, а если и есть, то недорого он и стоит, хотя порой берут за него большие деньги.

В обществе потребления счастье становится лейблом, который наклеивают на тот или иной товар, для того, чтобы он лучше продавался. «Купите наш товар и будьте счастливы!» И вдруг оказывается невозможным быть счастливым без нового телефона, на старом автомобиле или в джинсах не того бренда. Кто-то страдает без всего этого, а кто-то имея все это. Потому что счастье не продается ни за какие деньги, не обеспечивается никакими услугами (в т.ч. самыми дорогими психологами). Но часто кажется, что нужно еще чуть-чуть (подкопить, достичь, научиться, пройти еще один тренинг) и счастье снизойдет, но, как показывает опыт, чаще всего так не случается.

Другое весьма распространенное решение этого вопроса – притвориться. Притвориться счастливым, сыграть роль (имитировать оргазм, притвориться профессионалом, съездить в отпуск), потому что в век продаж (в самом широком смысле этого слова) человек становится хорошим товаром, только если он счастлив и успешен (или выглядит таковым). Поэтому и приходится приобретать все новые и новые доказательства счастья (строчки в резюме, деньги, женщины, фотографии из отпуска в инстаграмм), приобретать и демонстрировать – как другим, так и себе.

И так трудно бывает себе признаться в каких-то бедах и неудачах, позволить себе быть несчастным и понять такую простую вещь: счастье не может быть целью, счастье (как и несчастье) – побочный продукт того, как мы живем и распоряжаемся своей судьбой.

У всех нас разный старт и разные возможности быть счастливыми, но то, как будут реализованы эти возможности, пусть иногда и в небольшой степени, но зависят от нас.

В этом контексте, способность быть несчастным не менее важна, чем способность быть счастливым. Именно ощущение того, что что-то не так позволяет людям остановиться, задуматься и иногда поменять что-то в своей жизни.